Желтая стрела Виктор Пелевин
“Желтая стрела” Виктор Пелевин

Для меня Пелевин – писатель, создавший, прежде всего, повесть “Желтая стрела”. Еще, конечно, есть другие, высоко стоящие в моем личном рейтинге, например, “Жизнь Насекомых” и “t”, “Смотритель” и “Generation “П”. Но именно в “Желтой стреле” все очень ясно и последовательно. Именно в этой небольшой повестушке есть весь Пелевин, и даже весь сегодняшний Пелевин там.

Написана повесть в 1993 году. Прочитал я ее в году 2000 или около того. Сегодня перечитал. 30 лет назад Виктор еще не оброс тем количеством слов, которым он сегодня оперирует, объясняя читателю, как устроен мир. Еще нет изобилия так хорошо сближающего Читателя и Произведение, мата. Еще почти нет политики, ни внешней, ни внутренней. Но уже есть у главного героя Андрея «сойти». Знаете, это расхожее выражение: “Остановите Землю, я сойду”? Желтая стрела останавливается, и Андрей сходит.

Лично для меня все настолько понятно в повести “Желтая стрела”, что здесь бы надо и закончить рецензию на книгу. НО! Поскольку все мое окружение люто не понимает творчество Виктора Пелевина, то я поступлю иначе :-) Я воображу себе собеседника, который еще не читал книг Пелевина, но готов выслушать мой рассказ о творчестве данного писателя. Выслушать благожелательно и внимательно, а не как мои знакомцы: “Пелевин? Нет, не слышали! Разве есть такой писатель?”

Пусть мой собеседник только что прочел повесть Виктора Пелевина “Желтая стрела”. Предположим, он ничего не понял, или понял как-то по-своему, и от этого совершенно запутался. Начинаем!

Поезд “Желтая стрела” – образ жизни человечества. Когда говорят, что человек злой как собака, то не имеют в виду, что человек равен собаке. Имеется в виду, что одна из характеристик этого человека сейчас подобна характеристике собак, когда те злы. То есть, человеку хотят сообщить, что он мог бы злиться и менее интенсивно, считая, что наибольшей интенсивности в своей злости достигают собаки. “Злой, как собака” – пример образности мышления.

Чем хорош образ желтой стрелы при описании жизни человечества? Нужно сразу отметить, что я употребляю слово “человечество”, а не “человек”. Вы ездили хоть раз в поездах? Предположим, что ездили. Если при повороте поезда смотреть из окна вагона, и если при этом поезд имеет достаточную длину (20-30 вагонов), то можно видеть другие вагоны, но при этом в определенных моментах не видно ни голову, ни конец поезда. То же происходит, если наблюдатель находится вне поезда. Если поезд движется на большой скорости в ночное время, то издали он становится святящейся желтым светом линией. Это и есть происхождение названия произведения – Желтая стрела. Предположим, что поезд очень длинен, и только что мимо вас промелькнул локомотив. У вас есть минута или две для того, чтобы наблюдать Желтую стрелу.

У Виктора Пелевина с его поезда никто не сходит, кроме “сумасшедших” и мертвецов, которых хоронят, выбрасывая в окно поезда. В реальной жизни так же!!! Разве нормальный человек станет выходить из пространства, в котором живет? Нормальный человек захочет обустроить свое пространство внутри поезда – украсть ложки, подстаканники, двери… Между пассажирами есть отношения, что делает происходящее внутри желтой стрелы еще более реалистичным. Там целая жизнь происходит! Все как в реальности.

Есть один нюанс и его требуется обязательно понять! Желтая стрела – не физическое пространство. Заметили – там нет животных? Внутри поезда нет ни одного животного. Пелевин – браво!

Пелевинская Желтая Стрела – пространство отношений между людьми.

“Это как?” – спросит у меня мой Собеседник. Предположим, мой Собеседник женат и ходит на работу, где проводит много времени в большом коллективе. Можно создать такой образ. Утром, выходя из дома и временно “разрывая” отношения с семьей, он, приходя на работу, пересаживается с одного поезда на другой. Восемь часов он “едет” в своем рабочем поезде, имея отношения с пассажирами, а потом остаток дня проводит в поезде своей семьи. Слово «поезд» в данном случае можно заменить на пространство или пузырь, или еще на какое-нибудь. Коробка, помещение, самолет, лодка, камера… Да любое слово подойдет, лишь бы несло на себе функцию ограничения части пространства. Психологи рекомендуют не смешивать эти пространства: на работе ты работаешь, дома занимаешься семьей. Часто бывает иначе – на работе думаешь о хамоватом потомстве, а дома о злом начальнике. Но образ поезда лучше! Поезд движется, и это движение символизирует Время.

Так вот, Пелевин создал Единый Поезд и назвал его Желтая Стрела. Образ этого поезда символизирует ВСЮ человеческую жизнь. Ты утром из семейной лодочки перепрыгиваешь в коробку своей работы, но при этом и лодка, и коробка находятся внутри желтой стрелы. И этим пелевинский образ поезда то же хорош, так как в любом поезде есть вагоны и купе. Именно они зонируют в повести сам поезд. Очень хорошо!

Еще раз напомню – физически нет никакого поезда и вагонов, и купе то же нет. Есть Пространство Отношений между людьми, описанное с помощью образа поезда. В реальной жизни обыкновенные люди тоже используют это зонирование. Работа называется работой. Семья – семьей. Умирая, человек уходит в небытие, и это то же своя область. В зоне цирка нужно иметь веселое настроение, а на рок-концерте – возбужденное, в библиотеке – одно, а на рынке – другое. Так что Пелевин ничего сильно нового не сказал. Он лишь поместил жизни людей внутрь объекта, который движется неизвестно откуда и куда.

Люди на крыше поезда. Это те, кто вышел из привычного, стандартного и одобряемого Потока Отношений. Отщепенцы, изгои, нестандарты. Но они у Пелевина весьма и весьма счастливый вид имеют. Они рады, что прервали Поток Отношений Желтой Стрелы. Но, по мнению автора, это малополезное достоинство, никуда не ведущее. Можно всю жизнь прожить на крыше Желтой Стрелы. Лишь иногда придется спуститься внутрь. Как яркий пример – Григорий Перельман. Он-то уж точно сидит на крыше.

Но есть, по мнению Виктора Пелевина, возможность совершения достойного поступка – сойти с поезда. Можно спрыгнуть – это опасно!!! Можно остановить поезд своей длительной медитацией, что и делает главный герой Андрей. Поезд останавливается только для Андрея, и тот спокойно сходит с него. Нужно повторить – только для Андрея!

Что там?

Андрей выходит из Потока Отношений Желтой Стрелы. При этом он остается жив. Что он будет делать вне поезда? Могут ли быть у него теперь отношения с теми, кто остался в поезде? Он может опять попасть внутрь? Он счастлив? Вне поезда есть другие люди.

Что же сказал Читателю автор “Желтой стрелы”?

Невозможно быть здоровым и иметь тесные отношения с нездоровыми. Ты проваливаешься в сон этих нездоровых, заболеваешь, и снова ты уже внутри. Если ты вдруг выздоровел, то ты должен уйти от тех, с кем был раньше. А самое главное:

Вне Желтой Стрелы жизнь есть!

И последнее. Для чего написана повесть? Зачем вся эта городьба? Пелевин хотел сказать, что существуют отношения между людьми отличающиеся от товарно-денежных взаимодействий происходящих внутри Желтой Стрелы. И вариантов этих ДРУГИХ отношений гораздо больше...

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

мычитаем.рф - семейный сайт о книгах