Хроники исцеления Ялом Ирвин
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
“Хроники исцеления” Ялом Ирвин, Элкин Джинни

У меня становится правилом следующий порядок работы над книгой. Сначала чтение самой книги, затем чтение отзывов о книге, и желательно с противоположным моему мнением, и только после этого написание моего отзыва. Соблюдая такой порядок, я достигаю большего понимания прочитанной книги. И в этот раз я поступил также, что позволило значительно изменить мое понимание произведения Ирвина Ялома “Хроники исцеления”.

Много хулительных отзывов. Я попытаюсь защитить Ялома, хотя сначала хотел ругать :-)

Понимание книги приходит в самом конце. Думаю, существует определенный процент читателей, не сумевших продраться сквозь “бред сивой кобылы”. Лишь те, кто дочитал до конца “получил приз”. Есть еще одна “вещь”, знание которой удвоит приз.

Почти в самом конце книги “Хроники исцеления” Ялом сообщает, что в своей юности он мечтал быть писателем. Но его желание было задавлено негативными оценками окружающих и, в том числе, его учителем литературы. Также, на протяжении всей книги, Ялом неоднократно заявляет, что восхищен писательским даром своей пациентки. И вот, в конце книги он заявляет, что всегда психотерапевт тоже получает от пациента, а не только дает. “Что же получил я?” – спрашивает Ирвин, анализируя уже завершенный процесс лечения. Не знаю, когда была впервые переведена на русский язык книга “Хроники исцеления”. Но общее впечатление от процесса появления книг Ялома в продаже может ввести в заблуждение по поводу того – какой номер у данной книги в хронологическом порядке произведений данного автора? Номер – Два. 1974 год. А с учетом длительности процесса, описанного в книге, можно сказать – Номер Один. Можно ли утверждать, что в процессе, описанном в книге, было два пациента, лечивших друг друга? Ирвин Ялом в своих рассуждениях по этому поводу приходит к однозначному выводу: “да, можно”, и нас пытается в этом убедить. Все остальные книги были им написаны после “Хроник исцеления”.

Возможность такого взаимодействия психотерапевта и пациента для меня стала открытием. Я всегда думал, что психотерапевты должны держать дистанцию, иначе либо эмоциональное выгорание, либо сумасшествие. Ирвин Ялом своей книгой доказывает обратное. А также автор познакомил меня с неизвестной мне ранее методикой. До прочтения “Хроник исцеления” я думал, что все психотерапевты всегда добираются до истока психотравмы, а она, как утверждал Зигмунд Фрейд всегда расположена в первых годах жизни. Ялом заявил, что не намерен раскапывать прошлое своего пациента. Он просто был с Джинни. Просто общался. Хотел научить ее общению в стерильных условиях, т.е. в безопасности своего кабинета. Оказывается, есть и такой, очень непохожий на фрейдистский, метод.

Книга сложная. Пациент сложный. У меня на протяжении чтения первых 80% книги было твердое убеждение, что таких людей не нужно лечить. Она не опасна ни для себя, ни для окружающих. Она вполне социализирована. В чем же дело? Отвечу так: дело в качестве жизни. Джинни – единственный пациент доктора Ирвина Ялома на протяжении всей книги “Хроники исцеления”. То есть книга о истории лечения одного больного. Причина обращения Джинни к Ялому – низкое качество жизни из-за ее своеобразия в общении с другими людьми. То есть Джинни, не то чтобы не умеет общаться, а очень извращенно общается, от чего и страдает. Можно было бы и не лечить – мое мнение в начале чтения книги и по его завершению. Это и есть Гуманизм в широком понимании – сделать жизнь лучше, когда это не сильно требуется. Но Ялом берется, и при этом считает, что все у Джинни очень критично и она нуждается в помощи. Что ж, его право!

Да, действительно, общается Джинни очень специфично. У меня только одно слово для характеристики ее манеры взаимодействовать с окружающими людьми - мутно… Эта муть на протяжении доброй половины книги. Читателю требуется немалых трудов продраться сквозь такое… За этой мутью прячется Джинни. Она там спасается. Причем сама мало понимает, что из себя представляет то, что она прячет. Джинни не знакома с настоящей Джинни. Я бы с ней не стал общаться. Предпочитаю избегать таких людей. В пору своей юности я мечтал стать психотерапевтом. Ведь прикольно же! А потом долго расстраивался, что не стал. А при прочтении первых десятков страниц книги “Хроники исцеления”, понял – я все правильно сделал, что не стал психотерапевтом. ЭТО НЕВЫНОСИМО! Ялом – герой, т.к. имеет смелость копаться в таком. Хотя у меня есть и дополнение к такому мнению. С самим Яломом что-то не так, если он копается в таком. Со всеми психотерапевтами что-то не ладно. Ну да ладно…

К середине книги муть начинает спадать… Читателю становится легче. Начинает появляться человек по имени Джинни. Терпи, Читатель, и в конце книги ты узнаешь, как работал доктор Ялом и то, что Джинни смогла научится общаться. Все твои усилия, Дорогой Читатель, будут вознаграждены!

Также хочу заметить, что не только в книге “Когда Ницше плакал” проявилась любовь автора к эпатажу. В “Хрониках исцеления” Ялом выглядит так же мутно, как и его пациент. А как еще назвать то, что он забывает название транквилизатора, который он дал пациенту накануне и от которого пациенту стало худо??? “Я забыл, что дал… и не записал… но он был легкий…” Это как? Считаю, что он специально вставил такой эпизод в текст. Для чего? Мне думается, для того, чтобы показать, что он… что? Подобного в книге немало!

Вот такой сумбурный отзыв получился. И, вроде, Ирвин Ялом доктор медицины, профессор психиатрии Стэнфордского университета. Уважаемый человек! И жена у него Мэрилин Ялом имеет ученые регалии и является автором нескольких книг. Все приличные люди. Но склонность к эпатажу, на чем она произрастает? Почему так? И он, и его жена пишут “немного” “неакадемические” книги…

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

“Все эти миры – ваши” Джон Уиллис

“Все эти миры – ваши” Джон Уиллис

Научные поиски внеземной жизни

Подробнее...
“Бозон Хиггса” Джим Бэгготт

“Бозон Хиггса” Джим Бэгготт

От научной идеи до открытия «частицы Бога»

Подробнее...

МЫЧИТАЕМ