“Жизнь насекомых” Виктор Пелевин
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
“Жизнь насекомых” Виктор Пелевин

Юмор лечит! Вот только смеяться не хочется. Часть навоза дадим тебе мы с мамой, а потом ты научишься находить его сам. Все как во всамделишной Жизни! Романом “Жизнь Насекомых” Виктор Пелевин объял всех. Лишь сам не попал на страницы, а лишь на обложку, и Бродского пожалел – дал ему место в эпиграфе:

Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных –
лишь согласное гуденье насекомых.

В 1972 году Иосиф Бродский написал эти строки. Пелевин написал “Жизнь насекомых” спустя 21 год. Отчаяние в стихах и стеб в романе. Очень плотный, надо заметить, стеб.

Что же, Виктор, все верно – смогли вы перенести жизнь всех людей в область жизни насекомых. Все уместилось, и все мы там. Даже светлячки-декаденты есть. Они самые интересные. Именно Митя и Дима – самые занятные персонажи. И конечно процесс Создания Мира из Дерьма маленьким мальчиком - жучком навозником, весьма натурален, и не менее замечателен. Все остальное - массовка.

Роман получился очень цельным и востребованным в те далекие годы, завершающие 20 век. Помнится, я впервые его услышал по радио. Такой прибор был раньше в каждой квартире. По нему играли Гимн России утром и вечером, физическую зарядку передавали, новости, решения Партии… И вот пришло время Пелевина! Странная коробка – радио. И Виктора было оттуда слышать странно. Но это было! Читал “Жизнь насекомых” Маковецкий. А на бумаге роман появился в 1993 в журнале “Знамя”!!! Можете себе представить! Литературно-художественный и общественно-политический журнал издавался с 1931. Достоверно представлять такое не кому, а вот вспомнить… вспомнят многие!

Таким образом, получается, что Пелевин был одним из тех, кто назывался тогда – “представитель нового времени”. На мой взгляд, один из лучших представителей, т.к. талант Виктора в своем жанре бесспорен. Скажу честно, я, когда слушал по радио “Жизнь насекомых”, в те далекие годы – почти не чего не понимал… набор слов… Но что-то цепляло... Что-то угадывалось. Так же было с Борисом Гребенщиковым, когда его слушал первые несколько лет, и половины не понимал, но слушал.

Сегодня прошло более 20 лет, я закончил свое второе прочтение “Жизнь насекомых” Виктора Пелевина. Что сказать? Сегодня уже все понятно. Я понимаю пелевенский язык. Кастанеда и подобные освоены. Все книги Пелевина прочитаны, а некоторые и перепрочитаны.

Если бы нужно составлять рейтинг пелевенских произведений, то “Жизнь насекомых” однозначно вошла бы в тройку лучших. Проблема, разрабатываемая Виктором во всех его книгах, осталась. Видимо говорить и делать разные по сложности действия. Как рождается мир и как выйти из этого мира. В “Жизни насекомых” первое показано действиями жука навозника, а второе проделывают светлячки Митя и Дима. И в самых свежих работах Пелевина эти два вопроса все так же присутствуют и решаются теми же методами. Видимо, сам Автор не достиг решения. Все так же мучим жаждой познания. Это делает ему честь, а его произведениям дает вес. Вопросы нетривиальные и не многих мучащие. Странно, что Пелевин так сильно популярен. Но именно этими вопросами задаются Гранд Умы Человечества. К примеру “На лужайке Эйнштейна” Аманды Гефтер. В самом конце моего отзыва помещен рисунок Джона Уильера – буква U. Ничего не напоминает из пелевинского?

Стиль жизни Виктора Пелевина и его произведения вполне извиняют его Автора, разместившего себя на обложке, а всех нас в заповеднике насекомых.

Мы рекомендуем

МЫЧИТАЕМ