Искупление Иэн Макьюэн
“Искупление” Иэн Макьюэн

Нормально ли, когда тебе нравится почти все, что ты читаешь? Есть же в интернете гневные отзывы о книгах. Авторы этих отзывов буквально пенятся словами: бездарно, безвкусно, неинтересно, нелепо. А у меня опять книга, которая очень-очень мне понравилась. Я бы причислил Иэн Макьюэна к классике. Если принять Льва Толстого и Федора Достоевского за 10, то у Макьюэна за “Искупление” твердая 8. Отличие в том, что Иэн Макьюэн - наш современник, и слог его наш, но глубина раскрытия психологизма на достаточной высоте. Читать его легко настолько же, насколько Толстого и Достоевского. Знаете, есть книги степень их косноязычности настолько высока, что легче бросить, чем прочесть до конца. По этому поводу вспомнил Артура Кларка (не смог читать), Курт Воннегут (стоически прочел почти все), Джордж Оруэлл (плакал, но читал). Мастер начала романа для меня – Федор Михайлович Достоевский. К середине романа может стать скучновато, но начало – словно аромат пирогов из кухни. Иэн Макьюэн такой же!

Как я узнал о Иэн Макьюэн? Отрывок из его книги процитировал нейробиолог и нейропсихолог, заслуженный профессор Крис Фрит. Мое увлечение научно-популярной литературой по нейробиологии, уверен, сегодня разделяют многие. Если в научпопе цитируется художественное произведение – это всегда заслуживает внимания. Вот этот отрывок:

Она разогнула и снова согнула пальцы. Волшебство заключалось в моменте, предшествовавшем движению, когда мысленный посыл превращался в действие. Это напоминало накатывающую волну. «Если бы только удалось удержаться на гребне, – подумала она, – можно было бы разгадать секрет самой себя, той части себя, которая на деле за все отвечает».

Насколько Иэн Макьюэн лично прочувствовал этот опыт? Неважно! Важно, что этот художественный образ соответствует удивительному эксперименту Бенджамина Либета. У меня самого есть изыскания на этот счет :-) Если мне долго не удается заснуть, то ищу различные мысли, которые увлекли бы меня и скрасили бессонницу. Как-то раз получилось, что, прочитав про эксперимент Либета, я решил выяснить, как же сгибается палец. Лежу полностью расслабленный. Приказываю пальцу согнуться, но как бы не отдаю приказания. То есть приказ сформирован и палец готов к сгибанию, но этот приказ еще не ушел в палец. Вот-вот он должен согнуться. Очень интересные ощущения. Попробуйте! Обязательно нужно быть расслабленным, так как днем, в потоке жизни, такой пустячный процесс происходит автоматически. А вот в таких условиях, как я описал - все совсем иначе.

О чем я пишу! Я пишу рецензию на художественную книгу Иэна Макьюэна “Искупление”. Такая вот необычная книга. С пальцами главной героини – очень четкий и понятный эксперимент, но также в книге много и другого подобного, что относит ее к жанру психологической и даже нейропсихологической литературы, и, тем не менее, это художественный роман, почти мелодрама. Такая гремучая смесь!

А вот еще! В периоды, когда вам тяжело и нет возможности принять верное решение, а сомнения одолевают. Когда вам даже выразить сложно причину вашего плохого настроения. Попробуйте записать все, что вы думаете в этот момент. “Что за чушь!” – скажете вы. “Все это не работает. У меня такая сложная проблема, а ты лезешь с какой-то ерундой!” Но вы не пробовали! Попробуйте записать авторучкой на листе бумаги все, что вас волнует. Не сдерживайте себя и запишите весь ваш гнев, как он есть. Мне такое помогает. Многим такое помогает. Вы чудесное исключение?

Главная героиня Иэна Макьюэна в романе “Искупление” пошла еще дальше. В свои тринадцать лет она поняла, что на бумаге она может расставить события, происходящие вокруг нее в нужном ей порядке. То есть, ты видишь, что мир не такой, как тебе хотелось бы, но что, если ты напишешь книгу, в которой мир будет таким, как ты желаешь? У нее получилась книга, и как бы именно о ней я и пишу сейчас рецензию. События “Искупления” лучше, чем реальность, которую она прожила. Что из этого? Не знаю. Если это работает, то нужно признать такой метод методом самоанализа в психоанализе. Как это помогло остальным героям романа? Никак! Но ей помогло. Да, это можно назвать страусиной политикой или пребыванием вне реальности. Можно назвать предательством. Но она помнит о своем поступке и живет с этим. А книга, написанная ею об ином исходе событий, помогает ей смириться с своим поступком. Да, это альтернативная реальность, не имеющая к действительности отношения, но также это таблетка, чтобы продолжать жить.

Все больше и больше сегодня нейропсихологи говорят о самостоятельном перепрограммировании своего мозга. Да-да, вы не ослышались. И профессор Крис Фрит, познакомивший меня с Иэном Макьюэном, в своей книге “Мозг и душа” пишет именно об этом. А сегодня я читаю “Научные битвы за душу” Марио Борегара, и там уже прямо и четко говорится о том, что такое перепрограммирование возможно. Умница Питер Уоттс в "Эхопраксии" пишет об этом. И есть уверенность, что Виктор Пелевин не прав, заявляя, что у человека нет свободы воли.

Как и в книге “Машины как я” Иэна Макьюэна на последних страницах нет правильного ответа. Была ли виновата в трагедии главная героиня? Автор не высказывает своего мнения, а читатели мучаются, и это хорошо видно в их отзывах, которые я прочел в интернете! Да, какая разница? Важно, что произведение заставило вас выбирать, и ваш выбор неоднозначен. Вы не можете категорически сказать – да, она виновата, или наоборот. Следите за собой! Это удобный случай узнать себя! Это важно!

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

мычитаем.рф - семейный сайт о книгах