Вспомнишь странного человека Александр Пятигорский
“Вспомнишь странного человека” Александр Пятигорский

Уходят не только люди, но и их книги. Сегодня уже не купишь четырехтомник Александра Пятигорского. Я бы купил… Даже на сайте издательства “Новое литературное обозрение” можно приобрести только второй и четвертый. Да, сегодня многих книг в их привычном исполнении не купишь, так же, как и до Перестройки. В чем тогда разница?

Почему такое странное начало для этой книги? Да потому, что и книга “Вспомнишь странного человека” – странная. Я ее приобрел, чтобы лучше понять мысли автора только прочитанной, но почти не понятой книги “Мышление и наблюдение”. Да что уж говорить, я начал смотреть видеолекции Александра Моисеевича и понял, что человеком он был экстравагантным, непредсказуемым и большим любителем шокировать. Не сумел закончить школы, так как в ней была сильная математика… Учился у сына Рериха… Работал учителем истории в школе… Профессор Лондонского университета… Выгнали из Института востоковедения российской академии наук… Получил литературную премию Андрея Белого…

Портрет Александра Пятигорского. Художник Олег Прокофьев.

Именно за книгу “Вспомнишь странного человека” Александр Пятигорский в 2000 году получил премию Андрея Белого с формулировкой: “за философичность романной прозы и бескомпромиссность исследователя экзистенциальных лабиринтов”. Думаю, что Александр не обиделся бы, но книга – Хаос…

Нет! Я немного понял, но все же “Вспомнишь странного человека” – хаос, и жизнь ее автора такова же… И, как мне показалось, он именно к этому и стремился. Достиг! Но я буду продолжать пытаться понять то, что хотел сказать Александр Пятигорский. У меня впереди множество статей о нем размещенных там же – во втором томе собрания сочинений. А еще дожидается очереди “Буддийская философия мысли”. А дополнительные статьи второго тома не дочитал по причине закипания мозга :-)

На первый взгляд, я сегодня пишу рецензию на книгу, в которой описываются непростые судьбы людей, живших в СССР. Сколько таких книг! Но, с другой стороны, в роли автора - Александр Пятигорский, который превратил повествование в магический реализм. Просто добавил Наблюдателя, Наблюдаемое и… кого-то еще. Есть такая книга “Калагия” – в ней есть такие строки:

ИЩУЩИЙ:
Наш ум быть должен мудрым.
Как в зеркале его узрим в Душе.
Держи и ум и Душу в чистоте,
Тогда и процветанье будет мудрым.
ИСКОМЫЙ:
Пустые эти рассужденья,
Поскольку Пустота извечна.
И что же может в Пустоте явиться,
Когда и пыли нет, и нечему пылиться?
ИСКАНИЕ:
Вы оба нынче не правы и вечно,
Лишь потому, что жаждете познания.
Живите лучше уж беспечно,
Чем утверждать своё незнание.

Это не автор “Калагии” с простой фамилией Наумкин придумал, а придумал Мастер Дзен Буддизма Dajian Huineng - 大鑒惠能 живший приблизительно в седьмом веке нашей эры. Приблизительно это звучит так:

У Бодхи изначально не было дерева.
У зеркала нет подставки.
Природа Будды всегда ясна и чиста.
Где же место для пыли?

Через эти строки мне значительно проще понять творчество Александра Моисеевича Пятигорского. Но буду рыть дальше! Все это так здорово! Тем это хорошо, что бесконечно далеко от нашей действительности…

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

мычитаем.рф - семейный сайт о книгах